Мужская Академия "La pivoine vermeille"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мужская Академия "La pivoine vermeille" » Флэшбэк » Спи, моя Британия.


Спи, моя Британия.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Участники:
Лен Киркланд, Джонатан Пирс.
2. Место действия:
Коридоры Академии.
3. Время действия:
Начало учебного года.
4. Сюжет:
А как бы вы отреагировали, найдя под дверью своего кабинета избитого, но весьма довольного жизнью студента? Вот и Джонатан удивился.

0

2

Юному Киркланду не стоило забывать прописную истину: "Никогда не говори о врагах плохо, можешь и огрести." Еще бы он ее хоть иногда помнил... Собственно, это ему и аукнулось. Увлекшись очередным экспериментом на тему "А что, если сказать ему вот это?", Лен упустил момент, когда ситуация вышла из под контроля и жертвой уже оказался он. Не сказать, что разбитый нос и рассеченная бровь сильно отравляли парню жизнь - это справедливая плата за веселье, да и боли он не боялся, если даже не наоброт. Вот только слипающиеся от крови ресницы несколько мешали нормальной ориентации в пространстве, да и голова кружилась как-то подозрительно.
Тяжко вздохнув, парень привалился спиной в стене и сполз на пол. Идти дальше было так же тяжело, как вставать с постели в утро выходного дня, и Киркланд решил, что в полупустом коридоре тоже можно отдохнуть. Уроки уже давно закончились, так что вряд ли он встретит здесь кого-нибудь. Правда, дверь находящегося рядом кабинета намекала, что здесь все же лучше не сидеть. Если там еще кто-то остался и сейчас выйдет, к боевым отметинам Лена прибавится еще и нехилая шишка на лбу.
Издав мученический стон, юноша отполз от нее подальше, старательно протирая штанами пыльный пол. Убедившись в безопасности своей черепушки, парень хотел было углубиться в философские размышления, но те не хотели с ним дружить сегодня и вместо этого пришли мысли на тему недавно услышанной новости о новом учителе Британской культуры. Несмотря на немецкие корни, Лен любил Соединенное Королевство и все с ним связанное всей душой и больше всего боялся, что преподаватель окажется каким-нибудь идиотом. Учитывая, что блондин считал идиотами подавляющее большинство, такой исход был вполне вероятен.
Парень досадливо скривился. Такие мысли оптимизма не добавляли.

0

3

Новая работа… куча не разобранной документации и масса непроработанного материала на новый учебный год. А ведь он скоро уже начнется. Джонатан раздраженно кинул очередную папку разобранных бумаг на пол в нужную кучу и уставился на полностью заваленный стол. Так получилось, что неделю назад, почти сразу же, как закончил университет, отец Джо порекомендовал своего младшего сынишку в преподавательский состав местного университета для парней, дабы он не мешался под ногами старшему брату и не доставал, когда у него и так дел по горло. О да, Джонатан пирс был настоящим садистом по отношению к своему старшему. Завидовать он ему перестал еще после того, как закончил старшую школу и поумнел, наконец, осознавая, что ждет его брата в будущем. Куча бумаг, деловые встречи, вечная занятость допоздна и тяжелая рука отца, которая будет пинать его до тех пор, пока старикашка не откинется, оставив разделенное наследство братьям пополам. Джо же сразу же согласился на работу учителем. Его вполне все устраивало. Брюнету было проще повозиться с шумными детишками, надавить на них, побесить и доказать, что их наглость не является смыслом жизнью, с помощью которого они смогут решить все свои чертовы проблемы. А еще стабильный рабочий день… Да. Стабильный рабочий день, после которого можно встретиться с друзьями и пойти куда-нибудь оторваться, нежели прийти домой и снова засесть в рабочем кабинете. Вот так вот и успокаивал себя Пирс, целый день пролистывая и заполняя журналы, разбирая личные дела студентов и раскладывая их на свои места. Это не будет продолжаться вечно… Всего пару дней, чтобы разгрести здесь весь хлам и можно будет расслабиться до учебного года. Эх, жаль нет ружья и того, кто преподавал здесь Британскую культуру до меня… Если бы так получилось, я бы точно пристрелил его и с удовольствием посмотрел, как его кровь забрызгала бы все это дерьмо, что он тут свалил на меня… От этих мыслей преподавателю явно полегчало. Видимо, он просто представил себе сие забавное зрелише и на некоторое время, наконец расслабился и поднялся со стула, чтобы сделать себе кофе со сливками.
Поставив чайник, он выставил из шкафчика небольшую вазу с печеньем, но, как ему показалось, там осталось мало. Нужно сходить в комнату и принести еще…
Взяв со стола ключи, брюнет вышел из кабинета, но закрыть он его не успел. Даже не смотря на темноту пустого коридора, от взгляда преподавателя не ушло, что у стены, неподалеку от его кабинета, кто-то приудобненько так устроился на полу. Этого еще не хватало… Джо мученически выдохнул и закатил глаза. Еще пару секунд он так и стоял, вцепившись в торчащий из двери ключ, размышляя, а не свалить бы ему, пока не поздно?
В конце концов, он сослался на то, что его больше мучает интерес, чем беспокойство за сидящего там человека, брюнет двинулся в его сторону. Им оказался один из студентов. По крайней мере, внешне он выглядел, как студент, если не учитывать хорошо проглядывающиеся через темноту побои. Видимо, кто-то не хило приложил его, дождавшись, когда закончатся уроки.
- Эй, парень, а ну ко пойдем со мной. – Даже и не дожидаясь ответа блондина, преподаватель взял его под руку, легко поднимая с пола и помогая дойти до своего кабинета.
Дверь тихо скрипнула и внимание тут же привлек громкий щелчок вскипевшего чайника. Джонатан усадил мальчишку на стул, нажав на кнопку включения света, но лампы треснули, оповещая о том, что произошло замыкание.
- Ну что за твою мать!?
Шкафчик, в котором он видел сегодня аптечку, когда убирался, содержал в себе еще и пару свечек. Это, несомненно, радовало. Прискорбным было лишь то, что медика уже не было в академии, а с парнем нужно было что-то делать.
- Ты хоть живой?
Чиркнула зажигалка и уже в следующую секунду загорелась свеча, являя присутствующему лицо преподавателя. Он широко улыбнулся, смотря в лицо своему будущему ученику и присел перед ним на корточки, дабы оценить полученные раны.
- Оуууу… ктож тебя так отделал?

0

4

Мысли постепенно исчезали, голова опустела, но при этом стала заметно тяжелее - неспроста же ее так вниз тянуть начало. Лен не знал, засыпает он, теряет сознание, или же вообще на тот свет отправляется, но в нынешнем состоянии, ему было абсолютно все равно. На всякий случай мысленно попрощавшись со всеми и послав врагам луч добра и всепрощения, в надежде на то, что тот спалит их дотла, парень закрыл глаза и провалился во тьму.

Темнота. Густая, всепоглощающая, вязкая. Она повсюду, и кажется, что стоит только протянуть руку, как ощутишь кончиками пальцев ее липкую поверхность. Темнота пробирается внутрь, в самую душу, от нее не скроешься. И становится невыносимо холодно и одиноко, хочется разодрать собственную грудную клетку, лишь бы выскрести из себя этот чертов холод. А потом бежать. Не глядя бежать прочь, кричать, звать на помощь неизвестно кого и отказываться признать, что ты – совсем один…

Лен резко открыл глаза, судорожно вдыхая воздух.
Сон? Какая дрянь. После такого и спать не захочется...

- Эй, парень, а ну-ка пойдем со мной. - послышалось вдруг совсем рядом, после чего Киркланда бесцеремонно подняли с нагретого местечка и завели в тот самый кабинет, дверь которого была к парню столь недружелюбна. Сопротивляться было лень и больно, поэтому блондин, как послушная кукла, куда потянули, туда и пошел, куда усадили, там и остался сидеть. Пока притащивший его сюда мужчина с не самыми ласкающими слух выражениями боролся с бытовыми неприятностями, Лен следил за его силуэтом пустям взглядом, время от времени осоловело хлопая глазами.
- Ты хоть живой? - закончив со своими делами, наконец обратился к нему внезапный собеседник.
Юноша пощупал себя, похлопал по щекам и, убедившись, утвердительно кивнул.
Зажженая мужчиной свеча осветила окружающее пространство, выхватывая из темноты его лицо. Блики непостоянного пламени заиграли на коже, придавая облику "спасителя" блондина некой таинственности. Лен даже залюбовался немного. Романтика, блин...
- Оуууу… ктож тебя так отделал?
- Люди. которые не любят слушать про себя правду, - парень неопределенно повел плечами и тут же скривился - ребра нещадно ныли. - А Вы, кстати, кто? Только давайте не будем играть в Капитана Очевидность, ответ "Преподаватель" меня не устроит.

0

5

- Люди. которые не любят слушать про себя правду
Джо тихо хмыкнул, может быть, даже этот парень не услышал. Это было ему знакомо. Еще в годы своей старшей школы он делал точно так же: высказывал всяким ублюдкам все то, что он о них думает. Получалась такая же ситуация. Был даже один случай, что когда он нарвался на местную «банду» самых крутых пацанов в школе, его закрыли в школьном туалете на всю ночь. При том в женском. Какого было удивление уборщицы сутра, когда обнаружила спящего школьника на подоконнике, не мог передать никто. Она была на столько шокирована, что даже не смогла выдавить из себя ни слова, просто принимаясь выдраивать школьный туалет. Но на сколько потом была сладкой месть… Пирс до сих пор не может насладиться ей сполна. Как вспоминает, так сразу же появляется улыбка на губах. Эдакое поднятие настроения, но сейчас не об этом. Сейчас главное было то, что нежданный гость был в сознании и, похоже, пока терять его не собирался. Это не могло не радовать. И только Джонатан уже собирался прокоментировать его слова, как последовали следующие:
- А Вы, кстати, кто? Только давайте не будем играть в Капитана Очевидность, ответ "Преподаватель" меня не устроит.
Пирс легко засмеялся, открывая аптечку, которую он взял из того же шкафа, что и свечи и, вытащив оттуда вату и йод, снова вернулся на свое место и присел на корточки.
- А если я скажу, что я – сам Папа Римский, тебя устроит?
Естественно, Папой Римским Джо не был, да и с церковью никогда не дружил. Он даже не бывал не на одной службе и захаживал туда только со школьными и студенческими экскурсиями. Просто получилось так, что преподаватель никогда не был верующим, в отличии от его покойной матери. Она молилась перед сном всегда. Молилась за отца и двух своих любимых сыновей. Пожалуй, единственное, что пирс помнил из своих еще совсем детских лет о матери, так это ее молитвы, тихая колыбель на ночь и легкий запах сирени. Пожалуй, сирень так и осталась любимым цветком Джонатана. А вот что говорить о других членах семьи… От отца всегда пахло алкоголем и сигаретами, а от брата просто дерьмом. Хотя, скорее всего, это были просто ассоциации.
Джонатан привстал, пододвигая к ним еще один стул и ставя на него аптечку. Сначала следует смыть кровь. Для этого лучше подойдет перекись.  Именно поэтому, налив на ватку жидкость, учитель принялся убирать кровь с лица. Должно быть, это очень щиплет…Брюнет поморщился, сразу же, придавливая руки ученика к его же коленям. Еще не хватало, чтобы брыкался. Только подождав некоторое время, Пирс уже тогда обмазал мальца йодом вокруг ран и удалился делать кофе.

Отредактировано Jonathan Pierce (2011-07-12 23:51:26)

0

6

Ожидая реакции на свои слова, Лен попробовал осторожно потянуться. Кости угрожающе хрустнули, а волна острой боли пробежала по позвоночнику, быстро пресекая все попытки бедного подростка размять затекшие мыщцы. Скривившись, парень решил больше не экспериментировать и перевел взгляд на мужчину, находившегося рядом с ним. В детстве мама учила Киркланда, что взрослые дяди могут быть педофилами, поэтому оставлять "взрослого дядю" без внимания было опасно. Тот как раз присел рядом с ним, облегчая блондину процесс слежки.
- А если я скажу, что я – сам Папа Римский, тебя устроит?
М-да. За ним и правда нужен глаз да глаз. А то Наполеоном еще возомнит себя.
- Святый Боже, это правда Вы?! - наигранно воскликнул Лен, старательно изображая религиозный экстаз. - Я так счастлив, что удостоился подобной чести! Я бы даже на колени перед Вами упал!.. Но мне больно и лень, - ближе к концу фразы весь восторг сошел на нет.
Не успел блондин толком порадоваться тому, какой он шикарный актер, юморист и вообще умничка, как к его лицу прикоснулось что-то холодное и подозрительно похнущее перекисью, а руки оказались обездвижены.
Киркланд хотел испугаться, но передумал. Тем более, ничего особо страшного не было, только щипало немного. Смиренно вздохнув, он принялся изучать маячащее перед ним лицо, в то время как перекись уже сменилась йодом.
Спасибо хоть, что не зеленкой, - Лен сдавленно хихикнул, представив, каким красавцем он стал бы.
Не слишком приятная процедура пришла к своему логическому завершению и "лекарь" оставил своего пациента, вновь возвращаясь к своим делам. Блондина это явно не устраивало.
- А поцеловать, где болит? - с легкой усмешкой протянул он. - Или подуть хотя бы. И где мой леденец, за то, что я смирно сидел и не плакал?
И откуда только наглость взялась? Хотя... Глупый вопрос. Ее у Киркланда всегда в избытке.

0

7

Включить чайник повторно у Пирса не получилось. Видимо, выбило не только свет, но и вообще полностью электричество по всему кабинету. Электриком брюнет не был, так что оставалось надеяться на то, что школьный завхоз завтра что-нибудь сделает с этой проблемой. А ведь у меня еще столько работы было запланировано на сегодня… Совершенно не остается времени разобраться с этим до начала учебного года. Нужно будет поднажать завтра. Да и взять некоторую документацию в комнату. Там хоть свет есть, и я еще успею что-нибудь сделать. Возможно успею…
Джонатан терпеть не мог откладывать дела на потом. Он всегда делал всю свою работу вовремя и еще не разу не опаздывал. Так же, преподаватель был очень пунктуален. Если он опоздает хотя бы на секунду, уже можно было рассчитывать на резкую перемену погоды и снег в июле месяце. Хотя, о таких вещах, как чистота, покладистость и пунктуальность в отношении Джо говорить можно было вечно. Вот такой он человек. Любитель полной идеальности. Возможно, именно этому его так раздражал захламленный на данный момент кабинет.
- Святый Боже, это правда Вы?! - наигранно воскликнул Лен, старательно изображая религиозный экстаз. - Я так счастлив, что удостоился подобной чести! Я бы даже на колени перед Вами упал!.. Но мне больно и лень.
Очень жаль… Пирс ухмыльнулся, снова отворачиваясь к чайнику. На коленях, и, желательно, со спущенными штанами, ты наверняка смотрелся бы очень даже не плохо… Чайник еще не успел остыть. Это радовало. Остаться на данный момент еще и без кофе, было равносильно тому, чтобы сойти сума.
- А поцеловать, где болит? Или подуть хотя бы. И где мой леденец, за то, что я смирно сидел и не плакал?
Джонатан как-то смешно фыркнул, роняя во вторую кружку два кубика сахара. Сам же Джонатан никогда не пил кофе с сахаром. Поэтому он только разбавил его сливками. Жаль нет корицы… Нужно будет приобрести. Да… сидя дома к хорошему привыкаешь быстро. Вот тебе и печенье под рукой, а вот и молотая корица. А если хорошенько порыться в тумбочке, то вот тебе и смазка и презервативы. Рай…
- Oh, mon ami*… Я бы с удовольствием предложил бы тебе единственный леденец, который всегда имею при себе, но, мне кажется, это будет немного не педагогично с моей стороны.
Пирс снова вернулся к парню, ставя на стол перед ним кофе и показывая пачку сливок:
- Сливки? – И совершенно невинная улыбка на лице.

* - ох, мой друг

0

8

Кажется, Папу Римского не слишком обрадовала столь бурная реакция на знакомство с ним, но Лен совсем не унывал. Он постепенно приходил в себя, тело уже привыкло к подобному обращению, поэтому возвращалось к нормальному функционированию довольно быстро. Ну а шрамы, как говорят, украшают мужчину. Хотя, настолько серьезных ранений, к счастью, не было. Синяки, царапины - все ерунда, парню они в какой-то степени даже нравились. Забираясь в ванну после очередной стычки с забавными, но агрессивными субъектами, блондин по часу рассматривал пятна на бледной коже - свежие, сине-фиолетовые, и желтоватые, уже более старые. Это можно назвать фетишем.
Киркланд мотнул головой, возвращаясь из пучины воспоминаний в реальность. Тем более, что реальность была куда интереснее и манила вкусными запахами свежеприготовленного кофе.
М-да. Кофе. Пожалуй, сказать, что я его не пью, будет не слишком-то вежливо.
Парень снова вздохнул, задумчиво растирая между пальцами комочек полусвернувшейся крови, снятой с уголка губы. Кофе он действительно не любил. Но, резонно подметив, что тот вполне подойдет, чтобы залить металлический привкус во рту, Лен решил не подавать виду.
- Oh, mon ami… Я бы с удовольствием предложил бы тебе единственный леденец, который всегда имею при себе, но, мне кажется, это будет немного не педагогично с моей стороны.
Слова, прозвучавшие несколько насмешливо, привлекли внимание блондина. Он хотел было поинтересоваться, а в чем, собственно, проблема, и уже даже приоткрыл рот, но тут до него, слава великому Ктулху, дошел смысл фразы, и Лен резко замолк, лишь нервно хихикнув.
В то время чашка с сомнительного качества жидкостью оказалась в опасной близости от него.
- Сливки?
А улыбка-то какая. Кирпича просит.
- Да, и желательно побольше.
Лен, не наученный горьким опытом прошлого раза, попробовал потянуться и - о, чудо! - ему удалось это без трагичных последствий. Кажется, получилось отчасти даже сексуально. Но эта кощунственная мысль не задержалась в голове надолго, вызвав лишь приступ смеха.
О, да, странно изгибащийся недобитый блондин - мечта извращенца...

0

9

Перспектива быть угощенным именно таким леденцом, видимо, совсем не вдохновила парня, и он как-то нервно хихикнул на слова преподавателя. Надо же, когда Пирс только увидел этого мальчика, можно сказать, ему стало даже жалко его, что случается крайне редко, если хорошо знать характер Джонатана. Он показался таким милым и беззащитным, что пройти мимо оказалось какой-то сумасшедшей мыслью. Тем более, это же всего лишь нуждающийся в помощи школьник. Но, как оказалось теперь, помощь ему вряд ли была нужна и вряд ли он хотел ее сам. Сейчас брюнет даже немного пожалел о том, что помог ему. Но, впрочем, кто же знал, что за такой воистину ангельской внешностью скрывается настоящий дьявол. В своей жизни Пирс повидал много таких людей и даже был в их окружении. Джо нравились такие люди. Никогда не знаешь, что от них можно ожидать. Но самым главным плюсом такой личности было то, что они всегда добивались того, чего хотели. Будь то парень или девушка, без разницы. Главное в таком положении – не зазвездиться.
- Да, и желательно побольше.
Преподаватель ухмыльнулся, в прямом смысле, от всей души заливая кофе ученика сливками до краев. Просил побольше? Получай! Я совершенно не жадный. После чего подставил вазу с остатками печенья.
- Как преподаватель, я должен следить за дисциплиной на территории академии и, поэтому, мне бы хотелось, чтобы список фамилий тех, с кем ты подрался сегодня, или же завтра – крайний день, лежал у меня на столе. Я буду разбираться с этим делом. Если фамилий не будет, то к директору ты пойдешь сам и отчитываться будешь один. Мне бы этого не хотелось. Так что, давай договоримся так: ты выкладываешь мне виновников сего торжества и сам остаешься не тронутым. Идет? – Говоря эти слова, Пирс оставался серьезным. Он терпеть не мог беспорядок и собирался устранять вот такие вот случаи сразу же. Остается надеяться только на то, что парень сейчас не заговнится и не выдаст что-то типа: «я, по вашему, похож на ребенка? И с чего это я должен вот так жаловаться как сопливая первоклассница?». Но от чего-то Джонатан был уверен, что именно так и будет. Ну, в таком случае, этот блондинчик завтра же окажется на ковре у директора и, как казалось Джо, там с этим мальцом не будут разговаривать столь дружелюбно и предлагать кофе. Тот разговорчик будет по серьезней. Уж Пирс об этом позаботится.

Отредактировано Jonathan Pierce (2011-07-15 17:13:51)

0

10

Как жаль, что сливки нельзя налить с горкой.
- Спасибо, сэ-эр~ - певуче протянул блондин, примеряясь к чашке. Не придумав ничего лучше, Лен наклонился сразу к ней и отпил немного, не касаясь руками, дабы случайно не расплескать кофе. Это, конечно, было не слишком культурно, зато все аккуратно вышло. Вкус оказался далеко не таким противным, как парень себе представлял, и это несомненно воодушевляло. Почти так же сильно, как появившееся в поле зрения печенье. Цапнув наиболее приглянувшуюся печенюшку, Киркланд обмакнул ее в кофе и принялся грызть, с усердием некормленного хомяка. Причин на то было две: во-первых, у него с утра во рту не было ни крошки, а во-вторых, звук, издаваемый несчастным печеньем, тот самый "хрум-хрум-хрум", ему крайне нравился. И вторая причина была гораздо приоритетнее первой, так как не есть Лену было привычно - чаще всего, он просто-напросто забывал об этом.
Юноша протянул было руку за следующим печеньем, благополучно забывая про кофе, но его отвлек голос брюнета.
- Как преподаватель, я должен следить за дисциплиной на территории академии и, поэтому, мне бы хотелось, чтобы список фамилий тех, с кем ты подрался сегодня, или же завтра – крайний день, лежал у меня на столе. Я буду разбираться с этим делом. Если фамилий не будет, то к директору ты пойдешь сам и отчитываться будешь один. Мне бы этого не хотелось. Так что, давай договоримся так: ты выкладываешь мне виновников сего торжества и сам остаешься не тронутым. Идет?
Ох, а он серьезен.
Вот ведь незада-ача. Лен бы спокойно выложил все, что знал, но только не в этой ситуации. А проблема смешна...
- О чем Вы, сэр? - он выпрямился, заглядывая собеседнику в глаза. Спокойный голос с каплей иронии. - Фамилии? Дай Бог мне вспомнить хотя бы их имена!
Вот так все прозаично. Лен действительно этого не помнил. Просто он не считал нужным запоминать тех, кто не может принести ему существенной выгоды или хотя бы просто не заинтересует его, поэтому со многими людьми Киркланд знакомился по второму, а то и по третьему, и по десятому разам, ссылаясь на "девичью" память. Однако, эта черта характера сейчас явно грозила обернуться против него не самым лучшим образом.

0


Вы здесь » Мужская Академия "La pivoine vermeille" » Флэшбэк » Спи, моя Британия.